Как влияет семейная система на развитие личности?

Мюррей Боуэн – один из основателей семейной терапии и создатель теории семейных систем считал, что эмоциональные нарушения у ребёнка являются не прямым следствием плохих отношений с матерью или значимым другим в раннем детстве, а формируются на протяжении нескольких поколений.

Эмоционально-заряженное взаимодействие членов семьи создаёт эмоциональное поле, которое в свою очередь влияет на состояние каждого человека в отдельности. Семья, как эмоциональная система находится во власти двух процессов – сплочения и разделения (дифференциации) членов семьи. Баланс этих сил определяет характер семьи. Эмоциональное (психическое) заболевание возникает как следствие нарушений в эмоциональной системе нескольких поколений.

Любой человек обладает эмоциями и интеллектом. У взрослого в норме интеллект доминирует над эмоциями. Степень дифференциации (отдельности) Я по Боуэну зависит от того насколько человек в состоянии различать свои чувства и мысли. Хорошо дифференцированный человек может легко определить различие между тем, что он думает и тем, что чувствует. Однако в состоянии повышенной тревоги, сильного стресса, эмоции и интеллект могут сливаться воедино. В таком случае утрачивается способность к объективной оценке, человек совершает необдуманные поступки и действует импульсивно.

• Если говорить о крайних полюсах, то низко дифференцированные личности не проводят различий между эмоциональной и интеллектуальной (объективной) оценкой отношений. В личной жизни их поведение полностью контролируется эмоциями. Такие люди менее гибки и адаптивны, более эмоционально зависимы, имеют нереалистичную самооценку, легко «проваливаются» и тяжело восстанавливаются.

• Высоко дифференцированные личности напротив, отлично разграничивают мысли и чувства в любой ситуации, хорошо адаптированы, эмоционально независимы и устойчивы к стрессам. В обычной ситуации определить уровень дифференциации человека довольно сложно, это можно сделать в ситуации конфликта или стресса.

Люди бессознательно выбирают партнёров со схожей потребностью в близости. Эмоциональная привязанность супругов идентична тем эмоциональным привязанностям, которые были у каждого из них в собственной семье.

Есть семьи, в которых личности людей как бы слиты воедино. Например, у отдельных членов семьи нет своих мыслей или мнения, они стремятся исполнить не свои, а чьи то желания; у родителей бывает хорошее настроение только тогда, когда что-то хорошее получается не у них самих, а у их детей и т.д. Члены таких семей отвечают и думают друг за друга, проецируют свои чувства на другого, контролируют друг друга, находясь в постоянном напряжении.

Эту проблему хорошо иллюстрирует анекдот: «Мама зовёт из окна своего сына домой. Тот, подбегает и спрашивает: «Я что замёрз?» - «Нет, ты проголодался» - отвечает мама».

Низкая дифференциация членов семьи выражается в эмоциональном слиянии, созависимости и симбиотических отношениях. Здесь люди отождествляются настолько, что психологические функции одного человека передаются другому. Например, один член семьи всех контролирует, другой несёт ответственность, третий выражает общую агрессию. При этом каждый в отдельности человек не является ни целостным, ни самодостаточным.

Следующее, что отмечал Боуэн – это тенденция к триангуляции. Эмоциональный процесс между двумя людьми тяготеет к вовлечению в отношения третьего. Например, супруги ссорятся, и муж привлекает в качестве поддержки воображаемую мать: «права была мама, когда говорила, что не надо на тебе жениться». Или, жена не довольна, что супруг мало бывает дома и не уделяет ей внимания. Вместо того, чтобы поговорить об этом прямо, она начинает жаловаться на плохое поведение сына, обвиняя мужа в том, что он много работает и совсем не занимается ребёнком. В роли третьего может быть кто и что угодно: ребёнок, тёща, свекровь, друзья, любовник, компьютер, алкоголь, телевизор и т.д.

Если при внутренней триангуляции напряжение не снижается, семья задействует третьего извне, например начальника на работе, друзей или соседей. Члены семьи сплачиваются и успокаиваются в ситуации конфликта с кем-то извне, объединяясь против «внешнего врага».

Примеры эмоциональных треугольников:

Отец – мать – ребёнок. Когда мать или отец, в ситуации возникновения напряжения в отношениях, объединяется с ребёнком в коалицию, дистанцируясь от супруга;

Бабушка, дедушка – родители – ребёнок. Создавая сверхблизкие отношения с бабушкой и дедушкой, ребёнок даёт возможность родителям сепарироваться от их собственных родителей. Однако для самого триангулированного ребёнка возникает риск формирования симптомов поведенческого, психосоматического или нервного расстройства. Ситуация триангуляции хорошо показана в фильме «Похороните меня за плинтусом» по одноимённой повести Павла Санаева, где бабушка полностью завладела внуком и ведёт борьбу за ребёнка с собственной дочерью.

Муж – жена – друзья (любовник, начальник). Пара объединяется против друзей или начальника, улучшая свои отношения, либо окончательно разобщается заведя любовников. Треугольник - не всегда патологическая вещь. Например, в семье с маленьким ребёнком он вполне закономерен. Однако треугольник разрушителен, если он обеспечивает длительный конфликт и стагнацию отношений.

•  Эмоциональные процессы семьи включают динамику тревоги и как люди с ней справляются. Чем менее дифференцированы люди, тем хуже они справляются с тревогой и тем сильнее их эмоциональное слияние. Боуэн использует понятие недифференцированной семейной эго – массы или психологического слияния, которое с одной стороны является защитой от тревоги, а с другой – приводит к её усилению.

• Существуют четыре основных механизма снижения напряжения при слиянии:

1) Эмоциональное дистанцирование (уход в работу, игры, увлечения, телесериалы);

2) Открытый конфликт на почве обид и взаимных обвинений;

3) Проецирование проблем на детей (чрезмерная фиксация на здоровье ребёнка, его поведении или болезнях);

4) Болезнь или дисфункция одного из супругов (алкоголизация, длительное отсутствие работы, затяжная болезнь).

Высокая тревога и связанное с ней слияние не возникают сами по себе, они проистекают из прародительской семьи. Динамика следующая: высокое напряжение в родительской семье (как реакция на реальные утраты, катастрофы, потрясения) – высокое напряжение у ребёнка – формирование недифференцированной личности – поиск партнёра с таким же уровнем дифференциации – создание высоконапряжённый пары – тревога во время беременности – передача напряжения ребёнку в первые месяцы жизни – ещё более тревожный ребёнок и так далее.

Основным психологическим механизмом негативных процессов в семье являются проекции. Родители переносят на детей: собственные страхи, неисполненные желания, нереализованные амбиции. Эти ожидания могут быть как позитивными, так и негативными. Например, мать повторяющая фразу: «Он (сын) – копия своего отца, такой же лентяй, неудачник и т.д.» с большой вероятностью заставит ребёнка проявлять соответствующие негативные качества. Родители внушающие и всячески транслирующие ребёнку, что у него многое хорошо получается и он всё может имеет свой позитивный эффект.  Или родители, пережившие какие-либо лишения в детстве, чрезмерно балуют своих детей и ограничивают их от ответственности, что также может вредить развитию. Особенно наглядно проекция проявляется, когда родители возлагают на ребёнка роль возмещения утраты его погибшего или нерождённого сиблинга (брата или сестры).

У разных детей в одной и той же семье может быть разный уровень дифференциации. Ребёнок, на которого переносилось больше всего проекций, менее всего способен адаптироваться к жизни, обрести автономность и зрелые удовлетворяющие отношения. Он имеет более низкий по сравнению с братьями и сестрами уровень дифференциации Я и соответственно большой риск психосоматических заболеваний и психопатологии. Объектом проекции чаще всего становятся: первый ребёнок; единственный ребёнок; тот, кто особенно эмоционально значим для тревожной матери или отца; дети с какими-либо дефектами, «трудные» в поведении дети; дети на момент зачатия и рождения, которых пришлось состояние повышенной тревоги матери или семьи в целом.

Процесс семейной проекции работает на протяжении многих поколений. Множество симптоматических паттернов, таких как алкоголизм, физические симптомы, насилие, инцест и суициды повторяются из поколения в поколение. Благодаря проекции в каждом следующем поколении симптоматика нарастает, а уровень автономии членов семьи и дифференциации Я снижается, пока, наконец в семье не проявится шизофрения.

При наличие в семейной системе постоянной тревоги и проблем  происходит межполколенная передача. Ребёнок, обременённый родительскими проекциями, вырастает, женится и живёт с нарастающим эмоциональным напряжением. При этом незагруженные сиблинги (братья и сёстры), могут создавать семьи схожие или менее интенсивные, чем родительские. С этой точки зрения в любой межпоколенной семье существуют ветви с повышающимся и ветви с понижающимся уровнями дифференциации. При критическом накоплении тревоги возникают различные дисфункции: алкоголизм, физические заболевания, психические расстройства.

На развитие личности оказывает огромное влияние порядок рождения (сиблиноговая позиция), количество детей в семье, их пол и промежуток между рождениями. Например: самый старший ребёнок в семье с большой вероятностью будет обладать честолюбием, ответственностью, добросовестностью, желанием конкурировать, стремлением быть первым. Второй ребёнок будет склонен проявлять соревновательность и стремление быть полной противоположностью первому. У среднего ребёнка нет ни власти старшего, ни привилегий младшего, вследствие чего для него характерны: обидчивость, проблемное поведение или напротив желание всем во всём угождать или подстраиваться, отрыв от семьи, зависимость от партнёра или компании. Самому младшему ребёнку свойственны: беззаботность, инфантилизм, оптимизм, готовность принимать чужое покровительство, креативность, безответственность, стремление удовлетворять свои желания.

Наконец, единственный ребёнок в семье имеет большой риск следующих тенденций: эгоцентризм, слияние с родителями и склонность к триангуляции (вовлечение в отношения третьего), трудности сепарации (отделения, расставания), большие амбиции, неумение конкурировать, неумение выстраивать партнёрские отношения (конфликтовать, делиться, договариваться). Роль единственного ребёнка оказывается наиболее неблагоприятной для развития личности.

Способы взаимодействия в паре также могут быть связаны с порядком рождения в семье. Например старшая сестра и младший брат будут комплементарно дополнять друг друга, поскольку в такой паре жена – это гиперфункционал, а муж – гипофункционал. Брак между двумя младшими детьми, имеющими старших брата и сестру противоположного пола, скорее всего, будет выглядеть как союз двух гипофункционалов. В спокойные периоды их отношения могут выглядеть как вполне устойчивые, однако в стрессовой ситуации как правило никто из партнёров не может взять на себя ответственность и разрешить проблему. Брак между двумя старшими детьми или единственными имеет высокую вероятность хронической конкуренции и борьбы за лидерство в отношениях.

В теории Боуэна также рассматривается понятие эмоционального разрыва. Разрыв используется как один из возможных способов, с помощью которого люди пытаются справиться с высоким напряжением в отношениях. Чем больше эмоциональное слияние, тем выше вероятность разрыва.

Это может выражаться в следующем: прекращение отношений, уход из дома, изоляция, уход в себя, алкоголизм, трудоголизм и т.д. Например, каждый раз, когда в супружеских отношениях повышается напряжение, мужчина или женщина могут менять один брак на другой, чередуя влюблённость и охлаждение. Другой вариант внешнего дистанцирования – множество супружеских измен без желания развестись.

• Человек, использующий внутренние механизмы для осуществления эмоциональной дистанции, имеет другие трудности: длительное напряжённое молчание, депрессия, алкоголизм, уход болезнь.

Значительная часть людей использует разнообразные сочетания внутренней и внешней дистанции, повторяя свои эмоциональные конфликты с родителями. Чем больше разрыв с прошлым, тем выше вероятность того, что у человека возникнут те же проблемы в браке, что и у его родителей, но, возможно в более ярко выраженном виде. И, наоборот, чем лучше семья поддерживает контакт с родительскими семьями, тем меньше проблем и симптомов в обоих поколениях.

Эмоциональные процессы в обществе влияют на эмоциональные процессы в семье. Чем больше напряжение в обществе, тем больше отдельные его члены стремятся к слиянию. Эмоциональный разрыв с прошлым опасен для последующих поколений. В ряде исследований было показано, что в тех семьях, где поддерживалась память о репрессированных родственниках, эмоциональный климат и отношения были лучше, чем там, где это замалчивалось. В семьях с тайной репрессированных родственников или другим «скелетом в шкафу» происходило больше разводов, депрессий и прочих дисфункций.

По материалам книги Е.В. Змановской "Психология семьи".

Запись на консультацию

Через сайт

или

instagram